Истории Шефа. Запись 7

Дети. Много слов в русском языке связано с детьми, в русском языке вобще много слов, если кто знает 8). Одно из них «присматривать». Для многих взрослых оно означет болтать с подружками у песочницы в то время как дети кормят друг друга песком или пить пиво обсуждая с другом фудбол в то время когда дети в близ лижащих кустах играют в доктора. Для детей слово «присматривать» носит совсем недетский смысл.

Место действия детская площадка. Наши дни. Папа Дима и Папа Витя привели своих детей на детскую площадку. Папа Дима привел свою 3х летнюю дочь Юлю. а Папа Витя сына Никиту 4х лет и сына Мишу 7 лет. Отцы усевшись на лавочку отдали детям ценные указания. Юля получила указание «играй тут», а мальчики, так как были постарше — «ПРИСМАТРИВАЙТЕ за Юлей». Дале все как описано выше. Солнышко приятно грело. Пиво было открыто и начато. Обсуждение футбольных событий в самом разгаре. Рядом с играющими детьми ходил туда-сюда, не зная чем занятся, огромный, толстый мальчик. С ним никто не хотел играть потому что пользуясь своими огромными габаритами он с легкостью обижал всех подряд. Его мама, как описано выше, болтая с подружками старалась не замечать того, что творит ее сын. А он как раз обратил внимание на савочек, кторым Юля самозабвенно ковыряла кошачьи екскременты в песочнице. Подойдя к ней толстяк присел на корточки и схватился за савок. Девочка отдавать его не собиралась. Толсяк слегка дернул его. Девочка покачнулась, но савок не отпустила. Видя это мальчики заняли боевые позиции. Миша сзади толсяка, а Никита рядом с савком и Юлей. Миша внимательно оглядел толпу мам, мамы были увлечены «приглядыавнием» и ничего не замечали. Папа Дима увидя что происходит собрался встать и вмешаться, но Папа Витя сказал ему: «Сиди и наблюдай, тут как в тюрьме на прогулке, свои порядки». Как только на Юлином лице появились признаки начинающегося плача, Миша, не отводя глаз от группы мам, зарядил толстяку пинок по заднице. Толстяк повернулся чтобы посмотреть кто это сделал и тут же получил по уху лопаткой от Никиты. Никита бил на отмаш. И как по другому, ведь со старшим братом ему приходилось справлятся именно так. Толстяк искривил лицо, подгоняя слезы к глазам. Никита, бросив лопатку в сторону, быстро закрыл свое лицо руками и закричал подобно противоугонному устройсту. Толпа мам замолчала и оглянулась. «Может вмешаться?» — спросил Папа Дима вставая. «Сиди!» — дернув его сказал Папа Витя. Перед взором мамы Толстяка предстала слеюующая картина: ее сын с кривым лицом и чужим савком в руках, два маленьких ребенка — Юля, уже со слезами на глазах и Никита заглушающий все вокруг своим криком, закрывший лицо руками будто у него вытекли глаза. Дополнял эту картину Миша, указывающий пальцем на Толстяка и громко произнесший ключевые слова «ОН ЕГО УДАРИЛ!!!». Мать Толстяка понимала что сейчас является тем, к чему приковано внимание всех родителей детской площадки. Решив выглядеть образцовой матерью она подскочила к сыну и влепила ему леща, способного быть причиной для сотрясения мозга. Толстяк разразился ревом. Перекрикивая его, Никита добавил в свой вой оттенок вселенского горя. Слыша это мать толстяка треснула сына еще разок. Папа Дима уже не делал попыток встать, дар речи его покинул. Он не верил своим глазам. Папа Витя потягивал пиво. Мать поволокла орушего толстяка подальше. Мамаши сочувственно смотрели на свою подругу. Но в их взглядах чилался немой вопрос — «Как! Как этот огромный кабан мог обитеть этого ангелоподобного, крохотного мальчика?!! Как!?!». Юля взяла свой савок и продолжила ковырять кошачьи екскременты. Никита присел рядом открыв свое довольное лицо и начял победоностно вещать что-то типа «пока мы тут никого не бойся». Миша подошел к Папе Диме. «Ну что, дядя Дима, все в порядке?» — спросил он. «Ох… да.. блин..» — пытаясь вернуть себе дар речи, вымолвил начинающий отец Дима. «Ну Вы главное нам кока-колы бутылочку потом купить не забудьте.» — сказал возвращающийся на свой боевой пост Миша — «а мы уже тут за всем ПРИСМОТРИМ».